пятница, июля 03, 2015

“Грекзит”, или кто старые долги вспомнит.


"Девушка, несущая быка"
Автор рисунка: В.Фоканов, Минск.
Похищение Европы наоборот.

В воскресенье греки будут голосовать на спешно устроенном референдуме. Правительство предложило высказаться за или против предложенного международной финансовой “тройкой” пакета мер в отношении финансового будущего страны. Главным душителем Греции в стране многие считают Германию. 

В связи с греческим кризисом многие вспоминают сегодня историю с германским послевоенным кризисом и о том, как Америка и Европа, включая и Грецию, помогла нынешнему лидеру ЕС выйти из него и организовать “экономическое чудо”.

Референдум нужен правительству, чтобы заручиться поддержкой населения на переговорах с тройкой — Международным валютным фондом, Центральным европейским банком и Европейской комиссией (правительство ЕС). 

Ситуация запутанная, в самом правительстве Ципраса явно нет единства. Оттого, по-видимому, и поступают из Афин противоречивые сигналы — то готовы принять пакет жесткой экономии, то нет, то требовать новых уступок со списанием долгов, то самим пойти на уступки. 

В “тройке” тоже явно опасаются перегнуть палку. И надавить настолько, чтобы выдавить Грецию из еврозоны, неприятно: не начался бы эффект домино с развалом всей конструкции единого (почти) финансового поля Европейского союза. И смягчить условия нехорошо: что тогда скажут другие страны, пережившие режим жесткой экономии? 

Не ясно, что будет после воскресного референдума, но вполне можно сказать, чего не будет. Греция не выйдет из ЕС (это не то же, что еврозона, где используется валюта евро). Греция не выйдет из НАТО. Греция не будет закупать больше нефти и газа, чем сейчас. И не выйдет самостоятельно из режима санкций ЕС. 

Теперь про историю с долгами Германии и почему ее вспоминают сейчас.
Версальский режим после первой мировой войны с его санкциями и ограничениями против Германии в массовом немецком сознании считался национальным унижением и создал почву для роста влияния нацистской демагогии с последующим постепенным сползанием ко второй мировой войне и новой катастрофе. 

Только после второй мировой к Германии подошли по-другому. Сказалась и начавшаяся первая холодная война с Советским Союзом. И еще больше понимание, что не давить, а помогать надо, чтобы все опять по новому кругу не повторилось через двадцать-тридцать лет. Про план Маршалла все кое-что знают. А ещё было дело со списанием половины германских (тогда ФРГ) долгов в 1953 году. 

Это было новаторское по своей технологии и блестящее по результатам соглашение. Переговоры с участием ФРГ и кредиторов Германии, включая ведущие западные страны, а также и Грецию, проходили несколько месяцев в Лондоне. Историкам и экономистам лондонское соглашение хорошо известно, широкой публике — меньше.

Общий долг складывался тогда из двух частей. Во-первых, 16 миллиардов марок, оставшихся неуплаченными от Версальского договора 1919 года. Это были полусписанные долги государственным и коммерческим банкам, в основном США, Франции и Англии. ФРГ могла бы и оспорить их, но репутация дороже. Взяла их на себя. Во-вторых, еще 16 млрд.марок — это послевоенные займы по американским программам реконструкции разоренной войной Европы. Страны, отошедшие тогда в зону интересов СССР, не вошли в соглашение.

Так вот, в Лондоне решили скостить этот общий долг примерно на 50% — до 15 млрд.марок и растянуть выплату на 30 лет! Но жемчужиной, или изюминкой, кому как, соглашения было даже не это, а привязка выплат к экономическому росту ФРГ.   Западная Германия должна была выплачивать долги только при условия наличия положительного торгового баланса и при этом не более трех процентов от экспортных доходов. Таким образом, все кредиторы ФРГ оказались кровно заинтересованными в том, чтобы покупать все производимое новой Западной Германией. Именно так началось послевоенное экономическое чудо Германии. Оно и сделало ее теперь, уже в наше время, лидером объединенной Европы. Ленивый грек, трудолюбивый немец — это из области мифов и стереотипов.

И еще одна деталь того соглашения, долго казавшаяся фантазией. В Лондоне договорились, что часть долга будет выплачена лишь при условия воссоединения западной и восточной Германии. И вот же, вернулось в 90-е. 

Немцы скрупулезно платили по графику. И знаете, когда окончательно выплатили всё, включая и за первую, и за вторую мировую войны? Последний платеж прошел только в октябре 2010 года. Шестьдесят лет почти. Вот оно, долгосрочное планирование.

Не могу наверняка сказать, учитывает ли Меркель этот стратегический, на десятилетия вперед рассчитанный фактор. Одни знакомые немцы говорят — куда там, закусила удила. 

Другие напоминают: Меркель — это “мутти”, то есть “маманя” для Германии и Европы. И вообще о ней иногда отзываются Das Merkel, то есть в среднем роде. Ничего личного, только общее благо.

Не знаю. Внутренний голос подсказывает: греческая трагедия рассосется. А как будет на самом деле, скоро увидим.

Эта заметка опубликована также в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru, тексты могут отличаться.

В этом клипе Шурик лупит Федю за плохое поведение. К Греции это не имеет никакого отношения.



понедельник, июня 29, 2015

Мы бесконечно заняты текущим.


(Из ненаписанного)


Мы бесконечно заняты текущим, вы и я.

— А мы не смотрим друг на друга, только мимо. 
Глаза в глаза? Испуг — и торопливо ищем
другое. Не надо. Лишне. Только что необходимо.
Прочь. Некогда. Не до того. Зачем?
Мы бесконечно заняты текущим.

— Вы бесконечно заняты текущим
и на меня не взглянете. Не знаю,
как мне скрыть, смотреть попроще,
мимо, или на экран. Трещать, как будто ни о чем.
И знать, глаза в глаза сойдутся, не скрывая.

— Ты бесконечно занята текущим
и смотришь мимо или на экран.
Нет, мы не смотрим друг на друга, в общем.
Я занят, мне не до того. Ты повернулась, взгляд через плечо.
Глаза в глаза? Испуг — и торопливо за стоп-кран.

— Я посмотреть боюсь в твои глаза.
— Экран — стоп-кран. И я боюсь, и жду, когда глаза сойдутся.
Сижу трусливо, нет, не посмотрю, ни разу.
Я думаю, в погоне за текущим, не думаю устало, ни о чем.
Эринии неслышно, мы не смотрим, за мной и за тобой крадутся.

Мы бесконечно заняты текущим.

автор ©А.Аничкин, июнь 2015

Апдейт: Меня тут на кафедре поправили. Должно быть не "взглянёте", а взглЯнете.
(олд вершн):


— Вы бесконечно заняты текущим
и не взглянёте на меня. Не знаю,
как мне скрыть, смотреть попроще,
мимо, или на экран. Трещать, как будто ни о чем.
И знать, глаза в глаза сойдутся, не скрывая.

воскресенье, июня 28, 2015

О Примакове.

Е.М.Примаков
Фото: Dima276 (2013 г.)

Евгений Максимович Примаков, известный советский и российский ученый, экономист и востоковед, скончался 25 июня 2015 года на 86-м году жизни. Он был корреспондентом "Правды" на Ближнем Востоке, лично знал едва ли не всех лидеров арабских стран. Затем возглавлял ведущие центры востоковедения и мировой экономики Академии наук, был ближайшим советником Горбачева, руководителем внешней разведки в 90-е, министром иностранных дел и премьер-министром. В последнее время руководителем центра ситуационного анализа Академии наук. Ушла целая эпоха.

О Примакове "Европейские тетрадки" попросили написать Андрея Остальского, журналиста-международника и арабиста. (Это гостевая заметка. Написана эксклюзивно для нашего издания. Охраняется авторским правом. Как всегда в таких случаях, мнения и оценки автора могут не совпадать, а могут и совпадать с позицией и оценками "Тетрадок".)

Андрей Остальский, о Примакове:



У меня были причины сильно не любить Евгения Максимовича Примакова. Во-первых, меня коробило от его «дружбы» и личных доверительных отношений с Саддамом Хусейном. Как можно дружить с чудовищем и патологическим садистом? (Я о его зверствах знал не понаслышке, был близко знаком с некоторыми его жертвами, знаю, насколько массовым и изощренным был террор). Этими особыми отношениями с «людоедом», начавшимися в 60-е годы, Примаков очень гордился и якобы использовал в государственных интересах СССР, а потом и России. 

Но не помню ни одного случая, когда от них был хоть какой-то толк. Одно время он мотался с секретными миссиями между Дамаском и Багдадом, пытаясь примирить два фашистских (национально-социалистических) баасистских режима. Идеология у них была одинаковая, но региональное соперничество оказалась важнее идейного родства (прямо как между СССР и Китаем). И вот Примаков придумал, что их надо примирить, и тогда, как он говаривал в узком кругу, «баланс сил на Ближнем Востоке изменится коренным образом, это будет мощнейший удар по американским интересам». Из этого, к счастью, ничего не вышло. 

Точно также не удалось Примакову и предотвратить военную операцию по освобождению аннексированного Саддамом Кувейта – «Бурю в пустыне» в 1991 году. А когда в 2003 году он привез в Багдад идею о том, что Саддаму надо бы уйти в отставку — и тем самым предотвратить новую войну, то тоже потерпел поражение. Хотя теоретически идея была замечательная: проблема Ирака и его бодания с Западом сводилась к одной личности (такое бывает чаще, чем принято думать ). Однако злые языки тогда поговаривали, что идея та преподносилась с неким «подмигиванием» — ведь теоретически можно было остаться за кулисами серым кардиналом и истинной властью при каких-то иракских медведевых. 

Так или иначе, из этого ничего не вышло и выйти не могло, так как болезненно самолюбивый Саддам был не из тех, кто потерпит временщика, греющего для него кресло. Да и Восток устроен так, что севший на трон, никогда потом с него добровольно не слезает. 

Кроме того, ходили упорные слухи, что российские генералы и спецслужбы используют Примакова для того, чтобы передавать иракцам разведданные о планах американцев и направлениях главного удара. Тогда мне это казалось правдоподобным, но доказательств с тех пор так и не нашлось, и Примаков, конечно же, имеет право на презумпцию невиновности. 

Так что первая причина моей нелюбви к Примакову была объективной, но была и вторая причина, личная, впрочем, прямо связанная с нашими принципиальными разногласиями. 

Накануне «Бури в пустыне» [первая иракская война, 1991 год — прим.ред.] Примаков вернулся из очередного челночного вояжа в Багдад, и в интервью советским журналистам выдавал желаемое за действительное — уверял, что еще есть реальный шанс предотвратить военные действия. Но более всего меня разозлило другое: его категорические заверения, что многочисленные советские граждане, застрявшие в Ираке, совершенно свободны и имеют полную возможность выехать на родину в любой момент. 

Но я знал, что это вранье: у меня на столе валялись тревожные, иногда просто панические письма от этих самых советских спецов, у которых иракские власти под разными предлогами отобрали паспорта, чтобы удержать их в стране, использовать в качестве «живого щита» в случае начала войны. Судя по всему, это была повсеместная политика. Я быстро написал об этом маленькую заметку, и понес, без особой надежды и.о главного редактора «Известий» Игорю Голембиовскому. Тот читал молча и внимательно, на его лице играли желваки. Потом поднял трубку и позвонил в цех: не поздно ли заменить передовицу на первой странице (тогда еще существовал такой жанр). 

Несколько часов спустя правительственная «вертушка» на столе у Игоря заговорила сердитым примаковским голосом: один из самых влиятельных людей в стране требовал моего немедленного увольнения. Голембиовский сжался, глаза засверкали. Его ответ я не забуду никогда: «Это я подписал этот материал в печать, и для того, чтобы уволить Остальского, вам сначала придется уволить меня», — сказал Игорь. «Ну что же, может быть, этим и кончится», — прошипел Примаков и бросил трубку. 

Он тогда был членом Президентского Совета, считалось, что он очень близок к Горбачеву. У Игоря из-за меня появился еще один могущественный враг (а их и так хватало).

Объективности ради надо сказать вот что: как позднее выяснилось, Примаков, по просьбе МИДа, пытался поднимать вопрос о советских спецах в конфиденциальных разговорах с иракцами. И те якобы обещали отпустить их на волю. В итоге кое-кого отпустили, но далеко не всех, и если мало кто из соотечественников пострадал от американских бомбежек, то это результат не саддамовской доброты. Американцы изо всех сил старались не попасть случайно по объектам, где велика была концентрация совспецов. (А может и вообще это было слепое везение). 

В этом как раз и состояло принципиально неприемлемое для меня примаковское кредо – вера в тайную дипломатию, в закрытость от «непросвещенной публики». Такое, как правило, плохо кончается, особенно если имеешь дело с коварными диктаторами.

Так что можете себе представить, как я долгое время относился к Примакову. И это несмотря на то, что в институте я приятельствовал с его замечательным, талантливым, обаятельным сыном Сашей. Когда тот вдруг умер в начале 80-х от сердечного приступа, это было для меня настоящим шоком. 

Но теперь, оглядываясь на странную историю России, я гораздо сложнее отношусь к Евгению Максимовичу. И не только в память о Саше. Большое видится на расстоянии и в сравнении с тем, что пришло на смену.

Такие переломы, какой случился в нашей стране в начале 90-х, как правило, сопровождаются большой кровью, чудовищными разрушениями и гражданскими войнами. В том, что этого удалось чудом избежать, заслуга, прежде всего, Ельцина, но и таких представителей советской элиты, как Примаков. 

Когда ГКЧП пытался вернуть сталинистский режим, он не побоялся открыто и решительно выступить против переворота и поддержал Горбачева и Ельцина, и последний это запомнил. 

Когда возникла кризисная ситуация с разведкой, не принимавшей никаких варягов от новой власти, кого выбрал Ельцин в качестве компромиссной фигуры? Примакова. 

Когда ему понадобился более сдержанный, чем Андрей Козырев, министр иностранных дел с репутацией государственника, ему снова было трудно найти кандидата лучше Евгения Максимовича. 

И когда вставшая на дыбы Дума вела дело к серьезнейшему государственному кризису после финансового краха 98-го года, Примаков оказался едва ли не единственным политиком, приемлемым и для Ельцина, и для парламента. Он нужен был в этом качестве всего на несколько месяцев, чтобы ситуация успокоилась. И свою роль достойно выполнил.

Однажды в середине 90-х я сидел в кабинете у человека, сыгравшего огромную роль в истории и в моей жизни тоже – А. Н. Яковлева. Вдруг у него на столе зазвонила опять же «вертушка». И Александр Николаевич весело и довольно фамильярно говорил с кем-то, называя собеседника Женей. Договаривался с ним о какой-то семейной встрече. Это оказался Примаков. Я был поражен, честно говоря. Если главный либерал России дружит с кем-то, то это значит… А черт его знает, что это значит.

Примакова считают человеком, развернувшим не только самолет над Атлантикой (в знак протеста против американских бомбардировок Югославии), но и всю Россию. Ментором Путина по внешней политике. Чуть ли не родоначальником антизападного уклона. И хотя доля истины в этом есть, думаю, что все не так просто. Помню его большое интервью Жене Киселеву в начале нулевых, в котором он говорил о разногласиях с США и Западом, призывал спорить, отстаивать свои интересы. Но при этом подчеркивал: ни в коем случае нельзя рассориться полностью, довести дело до изоляции. «Это было бы великой глупостью», сказал тогда Примаков. (Интересно, помнит ли то интервью Владимир Путин?)

Примаков не любил крайностей и при всей его видимой поддержке курса нынешнего президента, в его заявлениях между строками читалась обеспокоенность, не слишком ли далеко Москва заходит… Открыто критиковал ярых российских телепропагандистов за то, что они нагнетают милитаристские настроения, ведут дело к войне. «Война — последнее, что России сейчас нужно», — говорил он.

В общем, противоречивая фигура. Не либерал и не реформатор, конечно. Консерватор, но не реакционер. Носитель многих советских предрассудков, но все же, прежде всего, прагматик. Не пленник обид и эмоций, как некоторые. Сегодня таких — днем с огнем. 


Андрей Остальский — известный журналист-международник и писатель. Остальский много лет работал на Ближнем Востоке. В начале 90-х годов он возглавлял международный отдел газеты «Известия», в 2000-м работал заместителем главного редактора газеты "Ведомости", затем долгое время был главным редактором Русской службы Би-би-си. 

А.Остальский
Он автор нескольких политических детективов-триллеров, которые основаны на опыте, полученном в время работы на Ближнем Востоке, и связаны с событиями, в которых непосредственное участие принимал Евгений Примаков. Об одном из них, "Боги Багдада", "Тетрадки" подробно писали. В романе речь идет о попытке остановить вторую иракскую войну (2003 г.), приведшую к падению режима Саддама Хусейна. Доктор исторических наук Георгий Мирский, один из ведущих российских авторитетов в востоковедении, высоко оценил книгу Остальского. На полях романа он отмечал: "Иракский диктатор, с одной стороны, не верил до конца в то, что американцы действительно решатся на вторжение (поэтому он и не принял всерьез предостережение прилетевшего в Багдад Евгения Примакова относительно того, что война вот-вот начнется). А с другой – хотел поддержать в армии и в народе уверенность в том, что у него есть мощное средство сопротивления агрессору". 

суббота, июня 27, 2015

Операция “эскарго”: Франция, остановись!


Трагические события под Греноблем в пятницу, главный день мусульманских молитв, а затем и теракты в Тунисе и Кувейте, потеснили в новостях другой острый конфликт — бурные протесты, практически беспорядки французских таксистов. Между ними нет очевидной связи. 

Подробности происшествия в городке Сен-Кантан-Фаллавье на полпути между Лионом и Греноблем еще только поступают. Известно пока, что зверски убит один человек, по сообщениям, это руководитель предприятия Air Products, один ранен. Назван главный подозреваемый — Яссин Сали. На отсеченной голове погибшего обнаружены надписи на арабском. Сообщают, что Сали находился под наблюдением французских спецслужб. В обстоятельствах теракта видны черты, сходные с акциями исламистской группировки “даеш” (известной также как “исламское государство”). Еще одно привлекло внимание в первых сообщениях: газообрабатывающая фабрика в Сен-Кантане принадлежит американской компании. Возможно, это знали и учитывали те, кто пытался ее взорвать.

И еще одно, это уже предположение. Лион и окружающий регион — это один из центров концентрации французских мусульман. Причем, как я понял, когда некоторое время назад разбирался с исламом в стране, именно там действуют группы, условно скажем, прогрессивных мусульман, ставящих под вопрос те существующие догмы и традиции, которые мешают интеграции и, опять же скажем условно, мирному сосуществованию людей разных религий. Так что, выбор места теракта может объясняться и попыткой нанести удар по такому "реформистскому" движению, или пусть даже просто брожению, внутри самих мусульман. Пресечь в корне, чтоб даже мысли такой не возникало, развернуть назад. Повторяю, это только предположение... (Читайте подробнее об этом в моей статье "Европейское лицо умеренного ислама" в "НГ-Религии", январь 2013 г.)

До пятничных событий все здесь бурлило в связи с “забастовкой” таксистов, прежде всего в Париже. На Périphérique, столичной кольцевой дороге, таксисты устраивали “operation escargot” — съезжались в колонну, сбрасывали скорость до улитки-эскарго и устраивали пробки на много километров. Пока не вмешивалась полиция. В других местах видели, как таксисты бросали с мостов над Перифериком камни, мусорные баки и деревянные панели. Перевертывали машины, жгли покрышки как на Майдане. Парижский омон вмешался, чтобы остановить конвой таксистов, направлявшийся к площади Этуаль — центральной парижской развязке со знаменитой Триумфальной аркой.

В парижском аэропорту таксисты напали на машину с известной певицей Кортни Лав, разбив ломиками окна и исколошматив корпус. Кортни, судя по сообщениям взяла нелегальное такси через службу (мобильное приложение) Uber, В другом месте таксисты жестко избили молодого человека. Он попытался сесть в такси, водитель отказался, сказал “а мы бастуем”. “Ну бастуй, бастуй, а я поеду на Юбере!”, — бросил парнишка. И поплатился разбитой вдребезги “мордой лица”. Пролежал в больнице двадцать дней, лицевые нервы еще не восстановились... Такая вот забастовочная обыденность!

Что это за “Юбер”, из-за которого такая ярость у таксистов? О нем многие слышали, конечно. Еще несколько слов. Uber — это американская “мягкая” транспортная компания. Мягкая в том смысле, что оперирует через интернет и смартфоны. Как и многое завтрашнее, возник он в Сан-Франциско, Калифорния. Соединить через интернет-приложение водителей-леваков и пассажиров, ищущих, кто бы подбросил быстренько куда надо, придумали Тревис Каланик и Гарретт Кемп. Запрос — через интернет, оплата — тоже. Сейчас Uber действует в 58 странах и, по оценкам, его доходы к концу этого года составят 19 млрд.долларов.

Казалось бы, замечательно! Не прыгать на ветру под холодным дождем, дожидаясь, пока покажется зеленый огонек, а постучать пару раз в айфон — и катись. Но очень быстро возникли вопросы: а правила, страховки, лицензии? А тарифы? А безопасность? А годы, потраченные профессиональными таксистами на изучение своих мест? Где справедливость?

С “Юбером” или борются, или пытаются ограничить или вовсе запретить во многих странах Европы. Во Франции использование UberPop запрещено с января этого года под угрозой штрафа в 15 тысяч евро и лишения водительских прав. Но пользоваться продолжают — слишком уж привлекательно. Сам Uber утверждает, что во Франции у него 400 тысяч пользователей и что шоферам альтернативного такси предписано в обязательном порядке зарегистрироваться в качестве auto-entrepreneur (малый бизнес, вроде кустаря-одиночки с мотором). Это если доходы превысят 7,5 тысяч евро в год. 

Таксисты утверждают, что Uber незаконно отбирает у них хлеб, что таксисты-юберовцы ездят без страховки, без профессиональной подготовки, не платят социальные взносы, — то есть подрывают все то, на чем держится современная социально-экономическая модель Франции. Но может, ее и нужно подорвать, если она сковывает, замедляет экономику до улиточных темпов? 

О необходимости радикальных реформ в стране говорят давно. “Эскарго” таксистов — это только один из примеров особенностей французской модели, которая приводит в отчаяние реформаторов, но вызывает стойкую поддержку у многих.  

По поводу забастовки с ее эксцессами много и яростно спорят. Одни говорят, смотрите — вот он, звериный оскал французского социализма. Кортни Лав заметила, “да в Багдаде я бы чувствовала себя безопаснее!” Другие также страстно доказывают: право на забастовки, отстаивание своих интересов — важнейшее завоевание трудящихся, его ни за что нельзя отдавать. 

Что таксисты в нынешнем споре выиграют, несомненно. Это организованная, мощная сила, которой в коридорах власти просто боятся. Саркози, обещавший реформировать экономику страны на либеральный лад, в 2008 году попытался дерегулировать парижские такси (ими монопольно заправляют две компании), его попытка бесславно и быстро провалилась.

Спорил на днях с одним умным собеседником, скорее левых убеждений, чем правых. Он сказал одну умную вещь: раньше-то рабочие добивались перемен, а сейчас — чтоб перемен не было. 

Я только было обиделся на эту “умную вещь”, а потом задумался, есть ли все-таки неочевидная связь между улиткой исламистов и улиткой таксистов. Или нет?


Эта запись опубликована также в моей колонке "Как в Европе" (26 июня 2015) на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться.

понедельник, июня 22, 2015

Левин или Лёвин?

Толстой. Писал Левина с себя.

Читательница "Тетрадок" пишет мне: "Насчёт Левина:  меня недавно одна дама, которая на факультете преподаёт литературу, убеждала, что правильно надо произносить Лёвин. И потом я услышала это из другого источника. Ты об этом когда-нибудь слышал?"

"Тетрадки" отвечают: Насчет Левина, эти дискуссии время от времени вспыхивают. "Правильного" нет, есть допустимая вариантность. И есть еще сила традиции, по которой он Левин. Больше, чем Лёвин.

Лёв — это домашнее, семейное произношение имени Льва Толстого, а Левина он писал с себя. Лёв говорили тогда аристократы. У меня есть антикварное издание Толстого на английском языке, где он написан Lyof Tolstoi. 

И Лев, и Лёв варианты русского имени. Известна большая русская дворянская фамилия Левин, а не Лёвин.

У нас много таких, кто любит кипятиться и настаивать, что только они сами правы. И потом еще тут может быть подспудный антисемитизм, потому что Левин - это и распространенная еврейская фамилия.

Констанс Гарнетт перевела "Анну Каренину" при жизни Толстого, которого лично знала и сверяла перевод с ним. У нее Levin. Элмер и Луиза Мод, друзья и переводчики Толстого, тоже пишут Levin.

Посмотрите также интересную дискуссию по этому поводу на американском блоге Languagehat.com

воскресенье, июня 21, 2015

Европейские ценности: аресты и исполнители.


Российская пресса пестрит заголовками об арестах имущества компаний и организаций в Бельгии, во Франции, в других странах в связи с иском акционеров ЮКОСа. Между тем, в самой западной прессе, это “неновость”. Нужно хорошенько поискать, чтобы найти сообщения о том, что происходит. В новостных аншлагах этого нет. Почему?

Кто заглянул за новостные заголовки, как, например, мои коллеги здесь на BFM, сразу понял, что речь идет о сугубо технической, процедуральной вещи, пока не столько об “аресте”, а о предупреждении, приглашении подать сведения об имуществе и активах. И во всяком случае не о каком-то скоординированном недружественном шаге правительств европейских стран. Решение гаагского арбитражного суда было вынесено почти год назад, в июле 2014-го. И теперь спустилось к судебным исполнителям. Во Франции и Бельгии они называются huissiers de justice.


Главная европейская ценность — игра по правилам, 
а не то, что вам рассказывают.

Они, эти “юссье”, независимы от органов исполнительной власти, исполняют решения судов или отвечают на запросы частных клиентов и бизнесов. Действуют исключительно по букве закона. Есть решение, есть документ — мы его исполняем.  В конфликтных ситуациях приглашают полицию. Но до этого обычно не доходит.

Эти исполнители дотошны, действуют по давно установившейся процедуре. Их боятся, одного письма из конторы huissiers обычно достаточно, чтобы оплата счетов была произведена моментально. И в то же время, если у вас есть законные основания оспорить решение суда или других документов, на основании которых от вас требуют денег юссье, вас выслушают, отложат исполнение до дополнительного разбора и оставят в покое на время.

Поэтому, я думаю, действия приставов и не попали в главные новости Франции и Бельгии. А получатели их писем всполошились.

Мне самому за годы, прожитые во Франции, пришлось иметь дело с huissiers и с принимающей, и с наносящей удар стороны. Про то, как отбиваться, в другой раз. Сейчас про то, как наносить удар. 

Как быть, если у тебя небольшой бизнес, оборотного капитала с гулькин нос, самому платить нужно по счетам, а если тебе не платят, то и тому, кому ты должен, тебе заплатить нечем? В моем случае, в издательском бизнесе, доход от рекламодателей и продаж, а платить нужно и типографии, и авторам, и дизайнерам. 

По правилам, счет за выполненную работу должен быть оплачен в течение 30 дней с момента его выставления. Если тебе не заплатили, тогда посылаешь rappel — напоминание, повторное извещение. Если снова не платят, еще одно, последнее напоминание. Снова не заплатили, что ж делать нечего, собираешь счета, напоминания, копии, свидетельства о регистрации бизнеса в папку — и к huissiers. 

Это, как правило, небольшие компании в ближайшем городке. Назначаешь встречу, приходишь, рассказываешь ситуацию, передаешь документы, – и все. Никакой долгой и дорогой судебной тяжбы. Если у тебя малый бизнес, небольшой относительно счет — сразу к юссье. Дальше за долгом гоняется он. Себе оставляет процентов десять. Удобно и эффективно. Он находит клиента, пишет ему требование оплатить долг. В случае неоплаты наносит личный визит. Одеты юссье в строгие черные костюмы, ездят на дорогих, тоже черных авто. Держатся вежливо, но строго. Весь авторитет власти, которая зиждется на законах и правилах, налицо. Никаких понятий — только закон и процедура.

Много раз убеждался — действует. Один раз сидел в конторе юссье, ждал встречи. Передо мной какой-то дядечка. Нервничает, теребит в руках письмо от исполнителей. К нему вышли. Говорит, вот, пришел, готов оплатить долг. Весь? Да! И достает из бумажника пачку денег. Вот все. Дали расписку, дело закрыто.


Стрелка
В другой раз под вечер вдруг в ворота нашего дома стремительно въезжает большой фургон. Мужик-штукатур у нас в журнале размещал рекламу своего бизнеса, но уже несколько месяцев не платил. Оказалось, лично прикатил оплатить просроченный счет! Чуть не плачет, рубаху на себе рвет: да я, да у меня вот так, денег нет, едва выкручиваюсь, а вы — сразу к юссье. Мой милый добродушный золотой ретривер Стрелка в жизни никого не обидел, а тут так разволновался от этого вторжения, что с перепугу тяпнул штукатура за ляжку. Тот кричит — ага, собака укусила! 

Не укусила — так, ущипнула. Я говорю должнику: моя собака кусает только тех, кто вовремя не платит по счетам. Ну мы рассмеялись, налили по рюмке кальвадоса, все уплатил и дальше оплачивал вовремя.

В больших, миллиардных случаях, как с ЮКОСом, конечно, все сложнее, больше юссье задействовано, больше бумаг, переписки, дольше с апелляциями и разбором претензий. Но по сути то же.

Я об этом пишу, чтобы, кто меня прочитает в России, понял: главная европейская ценность — игра по правилам, а не то, что вам рассказывают. По понятиям тут тоже, бывает, пытаются. Но чаще, рано или поздно, бывают наказаны. 

Что же до большой картины вещей, то да, новость это или не новость, а разъединение Европы и России, к сожалению, продолжается с неприятной неумолимостью.

Эта заметка также опубликована в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru, ведущей российской деловой радиостанции. Тексты могут несколько отличаться.

пятница, июня 12, 2015

Зеленая революция “семерки” и веселый ветер



В сообщениях о баварской встрече “большой семерки” несколько в тени осталась заготовленная заранее декларация о “декарбонизации” мировой экономики в течение нашего века и, в частности, о сокращении до 50% к 2050 году использования углеводородов — нефти, газа, угля — в производстве энергии.

В окно моей комнаты смотрят четыре огромных ветряных турбины. Они на противоположной стороне широкой долины. С утра смотрю, крутятся ли. Вечером, на ночь тоже проверяю, мигают маячки, или нет. Каждая турбина высотой в 98 метров и размахом “крыльев” в 82 м имеет мощность 2 мегаватта. Одного такого ветряка достаточно для снабжения электричеством 400 средних европейских домов (домашних хозяйств). Всего нашего ветропарка, получается, хватит на 1600 хозяйств, средний поселок, столько вокруг и живет.

Таких ветряных установок по всей Франции — тысячи и тысячи. Растут как грибы, с поразительной скоростью. Да, скорость поражает больше всего. Когда наши ветряки монтировали, с подъемными кранами, вертолетами, смотрел из окна в бинокль, любопытно было. Вся ветроферма была готова буквально в считанные дни.

Одновременно с саммитом в Баварии в неподходящем, как теперь считается, для России формате, в другом месте в Германии, в Бонне, десять дней проходила в широком формате, под эгидой ООН, международная конференция по тем же вопросам “декарбонизации” экономики, сокращения выбросов в атмосферу неэкологичных газов. Готовят фундаментальное новое соглашение к большой конференции в Париже в конце этого года. Переговоры крайне трудные, нужно учесть и интересы планеты, и интересы отдельных стран — нефтегазодобывающих и развивающихся, которым нужна дешевая доступная энергия.
И все же, куда дело идет, ясно. “Зеленая революция” не должна, кажется, стать таким же сюрпризом, как революция сланцевая, столько стенаний вызвавшая. 

Решил посмотреть, как обстоит дело с энергией ветра не только у нас в деревне, а глобально. 
С ветром действительно происходит нечто революционное. Нулевые и еще больше десятые годы дают все более крутую кривую роста, и абсолютного, и относительного. Глобально рост на 16% в 2014 году по сравнению с годом предыдущим. Локомотив этого стремительного роста — Китай. На него приходится почти половина всех введенных в строй в 2014 году мощностей ветряной энергии! К концу 2014 года КНР располагала “ветряной мощью” в 114 763 МВт. По пятам за Китаем следуют США, Германия, Испания.

Обратите внимание, лидер — Китай. Тот самый, на необъятные аппетиты которого рассчитаны сложные, долгосрочные нефтегазовые проекты России. Кроме того, это партнер по клубу БРИКС, альтернативному “большой семерке”. Другой гигант БРИКС, Индия тоже в лидерах. В сводной таблице суммарной установленной мощности ветроэнергетических установок (данные на 2013 г. по World Wind Energy Association, международной организации, отслеживающей состояние дел в ветряной энергетике) Индия на пятом месте. Из других партнеров по БРИКС Бразилия на 13-м, Южная Африка - на 49-м. Россия же пока на грустноватом 69-м.

Всего коммерческие ветряные энергетические установки используются в 83 странах мира (2011 г.). Как поет Роберт в старом кино “Дети капитана Гранта, ”веселый ветер, моря и горы ты обшарил все на свете”.

Энергия ветра до сих пор многим кажется какой-то экзотикой и составляет в большинстве стран относительно небольшую долю в общем энергетическом балансе. Тем не менее в ряде стран-лидеров она намного больше. 

Дания еще в 1970-х начала активно осваивать энергию ветра и сегодня 39% всего потребления электричества в стране поступает от ветряных парков! Уже к 2020 году правительство страны намерено довести эту долю до 50% и до 84% к 2035 г. Дания — не исключение. В Португалии доля ветра составляла 18%, в Испании 16%, в Ирландии 14% и 9% — в Германии.

Ветер то дует, то нет, ненадежно как-то. Но есть еще и солнечная энергия. Тоже бурно развивается. Кстати, и по инвестициям в солнечную энергию (фотовольтаику) Китай вышел в мировые лидеры, обогнал США, также быстро развертывающие мощные, по 300-500 МВт солнечные парки (СЭС). На первом месте в мире по уже введенным в строй солнечным мощностям Германия, но разрыв быстро сокращается. 

Солнце тоже то светит, то нет. Но ведь часто бывает, что когда мало солнца, то много ветра, и наоборот, когда ветра меньше, то больше солнца. И потом, есть еще ГЭС — на воде. Прямо “солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья”. Плюс, конечно, мирный атом. 
Правда, для того, у кого федеральный бюджет наполовину питается нефтегазом, а в экспорте его доля превышает 70%, от торжества этих зеленых друзей как-то не очень уютно.


Эта заметка также опбуликована в колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Авторская страница с другими публикациями здесь

Посмотрите также мое небольшое видео с ветряными турбинами рядом с поселком Жер, о которых я пишу в колонке.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...