понедельник, 24 апреля 2017 г.

Франция перед решающим выбором: Макрон - Ле Пен

(к итогам первого тура президентских выборов во Франции)

Во второй тур выборов президента Франции прошли Эмманюэль Макрон и Марин Ле Пен. Победа 7 мая практически гарантирована для лидера нового политического движения En Marche! 

Французская организация Depuis 1958, выстраивающая прогнозы на основе математической модели голосований за всю историю 5-й республики, расценивает шансы лидера Национального фронта во втором туре как нулевые. Кандидатуру Макрона поддержали лидеры левых сил, а также и бывший премьер-министр, кандидат право-центристской партии Республиканцы Франсуа Фийон. В первом туре он занял третье место и не прошел в решающий второй тур. Впервые в истории современной Франции во втором туре не будет участвовать ни одна из главных, “правительственных” партий страны.

Успех Макрона — это и личная победа молодого политика. Ему сейчас 39 лет. В речи после объявления предварительных результатов он отдал дань и своей 64-летней жене Брижит как главной советнице и помощнице. Организаторский, мобилизационный талант Макрона сыграл в его кампании большую роль, как и огромный интерес французов к необычным обстоятельствам его личной жизни. Он и его будущая жена познакомились, еще когда он был тинейджером — в школьном драмкружке в начале 90-х, и остались верны друг другу с тех пор. 

En Marche! (по-русски “Вперед!”) было сформировано Макроном всего год с небольшим назад для объединения политических сил центра. В его программе сочетаются экономический либерализм правого центра и социальный прогрессизм левоцентристских сил. Успеху нового движения помогло и уникальное сочетание политических обстоятельств перед выборами этого года: коррупционные скандалы у правых, беспрецедентное решение действующего президента Олланда не баллотироваться на второй срок и полный раздрай в социалистической партии, выдвинувшей в кандидаты “неизбираемого” крайне-левого политика Бенуа Амона.

Результаты первого тура — это, во-вторых, еще и безусловно серьезная неудача, даже поражение ультраправого Национального фронта Ле Пен. НФ потерял статус “первой партии Франции”, который фронт сам себе присвоил после успехов на последних европейских и региональных выборах. Тогда нацфронт собрал наибольший электорат по сравнению со всеми другими политическими партиями страны. Казалось, что усилия Марин придать некую респектабельность, приемлемость НФ дают плоды. Она даже убрала с партийных плакатов фамилию своего отца — одиозного политика Жана-Мари Ле Пена. Некоторое время казалось, что наступление правых непреодолимо. Однако негативизм Нацфронта, ксенофобия, антииммигрантская риторика, поиск внешних врагов, похоже, постепенно наскучивали избирателям. 

К тому же, некоторые популистские лозунги НФ забрал себе Жан-Люк Меланшон, лидер крайне левого движения La France insoumise ("Франция непокорная"), бывший руководитель Левой партии, поддерживаемый и коммунистами. Во время предвыборных дебатов, когда он лицом к лицу спорил с Ле Пен, его аргументы в экономической области показались многим более убедительными, чем не вполне внятные обещания лидера НФ. А фантастическое предложение обложить 100-процентным налогом всех богачей с доходом выше 33 тысяч евро в месяц, — это обещание раззадорило кое-кого в широких народных массах. Популярность Ле Пен, собиравшей в опросах до 26% поддержки избирателей, пошла вниз, а рейтинг Меланшона ринулся вверх. В первом туре он вышел на четвертое место, собрав более 19% голосов.

Таким образом, можно говорить не просто о победе левого центра в первом туре выборов, но и о победе левых сил в целом. В общей сложности у кандидатов левого центра и левых партий поддержка более половины электората. 

Обозначат ли французские выборы общеевропейскую тенденцию к упадку правых, изоляционистских сил, националистов и евроскептиков, — об этом с уверенностью пока говорить рано, но вероятность такую исключать нельзя.

Пока же французы получили ясный выбор — выбор между политиками с двумя едва ли не противоположными позициями. Макрон — за поддержку свободного предпринимательства, за укрепление Европейского союза и единой валюты евро, за многосторонние соглашения о свободной торговле. Ле Пен — против ЕС, за выход из евро, за закрытие границ, за выход из НАТО. Также резко отличаются и позиции кандидатов по вопросам отношений с Россией.

Эта заметка опубликована также (16 марта 2017в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут немного отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

понедельник, 3 апреля 2017 г.

Шотландская заноза.

Никола Стерджен
Фото: The Scottish Government.
В "Огоньке"-Коммерсанте сегодня вышла моя статья о шотландской и ирландской гранях Брексита. Здесь небольшой отрывок.
В фильме "Служили два товарища" накануне штурма Перекопа Анатолий Папанов в роли красного командира объясняет бойцам значение Крыма: "Вот что такое Крым? Так, пУпочка — прикрой ладошкой, и не видно. Но сколько всего там накопилось!" Такой же пупочкой может показаться самая малая страна Соединенного Королевства — Северная Ирландия. Конечно, предыстории разные, и нынешний фон несравним. Напомнило, потому что граница эта не простая, это линия многолетнего конфликта — "ольстерской проблемы", которая долгое время казалась такой же неразрешимой, как, скажем, палестинская.
Ирландская республиканская армия (ИРА) вела подпольную террористическую войну против британских "колонизаторов", в свое время давших независимость южной части Ирландии, но оставивших северные графства с протестантским, пробритански настроенным большинством в составе Соединенного Королевства. Были жертвы, взрывы, убийства и похищения. Была тайная поддержка североирландских "республиканцев" и Ирландией, и со стороны США, где обосновались миллионы выходцев из Ирландии, и со стороны СССР, через Ливию Каддафи — по идеологическим соображениям, как антиимпериалистического "национально-освободительного движения". 
Первая моя журналистская командировка была в Лондон, как раз в разгар террористических актов ИРА на "материке" — в самой Англии. Несколько раз из-за угрозы теракта здание, где был наш офис, эвакуировали. В Москве тогда мы не особо задумывались, кто прав, а кто виноват. По инерции винили британский империализм, но вот за кого быть, кого подавать героем тогдашних сюжетов — с этим была некая неловкость, особенно когда находишься в Лондоне. Кто они, патриоты-борцы или убийцы-террористы? Один из товарищей заметил тогда: а ведь мы так и не можем решить, где кончается национально-освободительное движение и начинается терроризм. Действительно, где?
Это к тому, что североирландская грань пост-"Брексита" смотрится еще тревожнее остальных. Мирный процесс проходил там трудно и долго, но все же завершился отказом ИРА от вооруженной борьбы и подписанием соглашений о "перемирии" враждующих протестантских и католических групп с последующим созданием автономного парламента и правительства, где посты поделили бывшие заклятые враги. Прифронтовая граница между Ирландией и Северной Ирландией стала мирной внутренней границей Европейского союза, что лишило ее прежнего грозного значения линии конфликта. Но теперь у многих тревожное ощущение, что проблема может вернуться: боли и сейчас не зажили, недоверие осталось.

суббота, 1 апреля 2017 г.

Евтушенко.


Поэт Евгений Евтушенко скончался 1 апреля 2017 г. в Талсе, Оклахома.

В этом эпизоде из фильма Марлена Хуциева "Застава Ильича" (другое название "Мне двадцать лет", 1959-1965 гг.) Евтушенко первым читает стихи.

среда, 22 марта 2017 г.

The Global Laundromat. (Глобальная прачечная)


Расследование потрясающее: с осени 2010 года по весну 2014 российские деятели разного калибра и статуса вывели миллиарды долларов в Европу, США и другие страны. Расследование проводили, по сообщениям, следователи Латвии и Молдовы. Общая установленная сумма утекших денег — 20 млрд.долларов, по оценкам она может доходить до 80 млрд.долларов. (статья в "Гардиан")

Среди прочего, возникает вопрос. Почему занимались периодом с 2010 года? Потому что в марте 2010 вступил в силу закон FATCA — Закон о налоговой отчётности зарубежных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act, статья в Википедии). Он дал право американским властям преследовать любого подозреваемого в отмывании денег, независимо от гражданства и места пребывания, — если только речь идет о долларах. Благодаря этому же закону были разоблачены злоупотребления в ФИФА.

Вот где, может быть, самое значительное наследие Обамы.

вторник, 21 марта 2017 г.

Мартин Магиннесс



Я работал в Лондоне в разгар террористической кампании ИРА. После очередной эвакуации ТАССовского офиса на Флит-стрит (поступило предупреждение о возможном взрыве) ночью долго говорили с опытным коллегой. Обсуждали, как, какими словами освещать североирландские дела.

Меня тогда поразило его замечание: а мы и сейчас не можем решить, где кончается национально-освободительное движение и начинается терроризм...

Сегодня, 21 марта, умер Мартин Магиннесс (Martin McGuinness), лидер Шинн Фейн и бывший командующий Ирландской республиканской армии (ИРА).

четверг, 16 марта 2017 г.

Голландский маяк: кто победил на выборах?



Парламентские выборы в Нидерландах ждали с тревогой и надеждой. С тревогой, потому что опасались победы Партии свободы Герта Вилдерса, с надеждой — потому что даже просто неуспех ультраправых означал бы разворот обвального тренда неожиданных побед радикалов-популистов. 

Сначала Брексит, потом Трамп, кто следующий? По европейскому графику показательными должны были быть парламентские выборы в Нидерландах, затем президентские во Франции и следующими — парламентские выборы в Германии. На всех трех сильно выступают крайне правые силы — националисты, против свободного движения работников в ЕС, против иммиграции вообще и “мусульманской” в особенности, против ЕС вообще и против проевропейского “истеблишмента”.

На выборах в Голландии эти крайне правые силы представлял Гирт Вилдерс, крашеный блондин с индонезийскими корнями, который предлагал, среди прочего, закрыть мечети в стране и запретить Коран. Накануне выборов ожидалось, что он и Партия свободы станет самой крупной фракцией в парламенте или около того, а партия премьер-министра Марка Рютте VVD (Народная партия за свободу и демократию) потерпит сокрушительное поражение. 

Этого не случилось. Партия VVD осталась ведущей в парламенте, потеряв восемь мандатов (33 места из 150), Вилдерс получит 20 мандатов, добрав пять мест. Такой результат назвали победой Рютте и поражением Вилдерса, а шире — победой над экстремизмом, причем с более широким эффектом — с резонансом для всей Европы.

Все внимание было сосредоточено на противостоянии Рютте и Вилдерса. Премьер-министру, видимо, будет несложно теперь сформировать коалицию и вновь возглавить правительство, уже на третий срок. Парламентская система Голландии позволяет пройти кандидатам множества партий, так что выбор есть.

Однако еще более знаковой можно считать другую победу на голландских выборах — успех объединенной партии зеленых-левых GroenLinks. Зеленые выиграли 14 мест, увеличив представительство на 10 мандатов. Это замечательно тем, что нынешние европейские зеленые — это не только экологисты, борцы за охрану природы, повзрослевшие хиппи. Зеленые в западной Европе сегодня оказались неким замещением традиционных левых. Они настойчивее, последовательнее выступают с “левой повесткой” — за интернационализм, но против капиталистического “глобализма”, за единую Европу, за социальный прогресс, за права человека. Так что успех нидерландских левозеленых — этой еще и знак появления и усиления новой волны в политике левее центра. 

Благодаря открытости общества, готовности спорить, экспериментировать, но и отвергать экстремизм, Голландия до сих пор пользовалась репутацией своего рода маяка в будущее. Рост влияния экстремиста Вилдерса поколебал было это реноме. Но результаты нынешних выборов его вновь подтверждают.

Повторится ли успех голландских левых во Франции? У французской партии  левых экологистов шансов пройти во второй тур президентских выборов нет никаких, но показать себя растущей силой в туре первом они, может быть, смогут.  

Беда в том, что им приходится, как я хорошо знаю от знакомых и друзей — зеленых, голосовать не по убеждениям, а из тактических соображений, то есть поддерживать не своего кандидата, а такого, который мог бы остановить наиболее одиозного.

Эта заметка опубликована также (16 марта 2017в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут немного отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

среда, 8 марта 2017 г.

Женское дело закрывать рано.

(из опубликованного ранее)

А француженкам еще в 1960-е нельзя было пойти устроиться на работу без разрешения мужа, нельзя было иметь свой банковский счет; до 1970-го только муж имел право совершать все юридические действия за семью, только в 1975-м адюльтер перестал быть уголовным преступлением.

И хотя по индексу гендерного неравенства ПРООН (это сравнительный глобальный показатель благополучия или неблагополучия в отношениях мужчин и женщин) Франция на передовом, 9-м месте (Россия на 51-м), до "подлинно братского союза", о котором мечтала Симона де Бовуар, все еще далеко.

(Из моей статьи о феминизме французском и вообще о том, что это такое, в Огоньке/Коммерсанте 26/10/2015)


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...