пятница, 9 июня 2017 г.

Брексит наоборот. Как не сработал лозунг о сильном и стабильном руководстве


Британские выборы дали своего рода Брексит наоборот. Результаты неожиданные, даже сенсационные: позиции консерваторов Терезы Мэй серьезно ослаблены всего за неделю до начала переговоров о Брексите. И это при том, что она вне очереди распускала парламент именно в расчете на “лавинную” победу с подавляющим большинством. Такую победу, которая бы подтвердила и укрепила ее мандат на “жесткий” вариант выхода из Европейского союза.

Этого не случилось. Вместо “лавинного” успеха, на который рассчитывали консерваторы, правящая партия потеряла 13 членов парламента. Главная оппозиционная партия, лейбористская, которой многие прочили тяжелое поражение, серьезно увеличила представительство в парламенте — на 29 депутатов.

В результате выборов сложилась редкая для  британской парламентской системы ситуация — “подвешенный” парламент, когда ни у одной партии нет абсолютного большинства. Потрясения последних лет давали “подвешенный” парламент два раза, нынешние выборы — третий такой случай. Но последний раз перед этим парламент без большинства был в кризисном 1929 году. Консерваторы остались крупнейшей партией в парламенте, но для эффективного правления им придется опираться на поддержку одной из малых партий, вероятнее всего североирландской демократической юнионистской партии. 

У консерваторов предстоит серьезная перегруппировка сил, не исключена отставка Терезы Мэй. Уже сейчас ее называют “хромой уткой”, лидером без авторитета. Кампанию она провела ужасно, отказалась от прямых дебатов с лидером лейбористов Джереми Корбином, уходила от внятных ответов на вопросы, повторяла лозунг о необходимости “сильного и стабильного” руководства перед лицом Брексита и пугала перспективой “хаоса” в случае победы лейбористов. Фраза о “сильном и стабильном” лидере, видимо, казалась выигрышной консервативным политтехнологам, но обернулась против самой Мэй. Бесконечный повтор этого положения очень быстро надоел, а потом “сильное и стабильное” лидерство стало мишенью насмешек у сатириков и широкой публики. Террористические акты в Лондоне, среди прочего, дали повод напомнить, что именно Тереза Мэй, находясь на посту министра внутренних дел, значительно сократила число полицейских в стране. Серьезным фактором было и то, что многим не понравился жесткий вариант Брексита, избранный правительством Мэй. И социально-экономическая программа консерваторов вызывала у многих неприятие. Деталь: среди потерявших места в парламенте оказался и сам автор предвыборного манифеста партии! Консерваторы потеряли депутата от Кэнтербери — города, все последние сто лет неизменно голосовавшего за тори. 

“Неизбираемый” левак Джереми Корбин, наоборот, в ходе кампании быстро набирал очки благодаря спокойной, уверенной манере держаться перед наскоками противников, конкретными ответами на сложные политические вопросы, включая и внешнюю политику, и ядерные вооружения. Рейтинг его партии поднялся за время кампании с 15% до 30 с лишним процентов. Ну а в молодежных аудиториях его встречали просто как рок-звезду. Дело не в одном обещании лейбористов отменить плату за обучение в высших учебных заведениях. Есть еще один важный водораздел: британская молодежь в подавляющем большинстве проголосовала против Брексита. И даже при том, что официально лейбористы согласны с “волей народа”, выраженной на референдуме по Брекситу, они настаивают на поиске некоего более сбалансированного варианта новых отношений с Европой. В итоге лейбористы получили 40% голосов избирателей. Как считают многие обозреватели, именно активное участие молодежи в выборах дало лейбористам преимущество.
Лейбористы вряд ли смогут создать такую коалицию, которая позволила бы им сформировать правительство, хотя при определенном стечении обстоятельств этого нельзя исключать.

Среди других результатов, подтверждающих разворот настроений у британской общественности — неуспех Шотландской националистической партии. Её лидер Никола Стерджен предлагала еще раз провести референдум о независимости Шотландии. Националисты потеряли двадцать одного депутата. Не прошел в парламент бывший лидер ШНП Алекс Салмонд, многие годы возглавлявший движение за независимость Шотландии. Второе, либерал-демократы, единственная партия, открыто и последовательно выступавшая против Брексита, увеличили свое представительство в парламенте, а ЮКИП, брекситовская Партия независимости Соединенного королевства, провалилась, не проведя ни одного депутата. 

Так что вместо “стабильности” Британия пришла к еще большей политической неопределенности.


По последним сообщениям, расстановка сил в парламенте будет такой: консерваторы — 318 депутатов (минус 13), лейбористы — 261 (плюс 29), ШНП — 35 (минус 21), либерал-демократы — 14 (плюс 6), Плайд Камри (национальная партия Уэльса) — 3, зеленые — один депутат.


Эта заметка опубликована также (9 июня 2017в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут немного отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...